2017-03-20 11:35:34

Энергетическая многовекторность Вышеградской группы: есть что выбрать Украине?

Центральноевропейское политическое партнерство Чехии, Венгрии, Словакии и Польши в Украине нередко приводят в качестве ориентира для воплощения европейского вектора развития украинского государства. Опыт западных соседей по адаптации их институтов с требованиями ЕС особенно ценен, учитывая осуществляемые реформы в Украине, в том числе в контексте климата и энергии.
Что общего сегодня между Вышеградским альянсом и Украиной? Кроме советского прошлого, географической близости, страны группы имеют несколько схожие подходы к выбору энергетической и климатической стратегии. Несмотря на общую обеспокоенность вопросами энергетической безопасности, эти государства выбирают атомную и угольную энергетику. После распада СССР в странах объединения (как и в Украине) происходило значительное сокращение выбросов СО2, в основном благодаря экономической рецессии. Общим признаком также было отсутствие четко определенной климатической политики, которая способствовала переходу к низкоуглеродной экономике.
Вышеградская группа считается крепким и влиятельным политическим альянсом на европейской арене. Тем не менее, внутри четверки имеет место углубление противоречий на энергетическом и климатическом полях.

Эксперты видят в этом возможность для принятия ЕС климатической и энергетической повестки дня.
Хотя Вышеградский блок выступает единым фронтом против избранного европейского политического курса на национальном уровне, различия между странами более чем заметны. «С одной стороны, авторитарные тенденции нынешних польских и венгерских правительств противопоставлены Чехии и Словакии, увеличивая разлом в их политическом союзе», – отмечает Манон Дюфор из независимого аналитического центра E3G. Недавно организация выпустила серию обзоров энергетической политики стран четверки, акцентируя на низкоуглеродистой переходе.

Світлина від Благотворительный фонд UWF.
Польша – серьезный противник климатических амбиций ЕС, учитывая важную роль собственной угольной промышленности, имеет около 100 000 рабочих мест. Большинство энергетических компаний находятся в государственной собственности, поэтому правительство непосредственно заинтересован в их финансовом успехе. Правящая консервативная партия «Право и справедливость» одержала победу на президентских и парламентских выборах в 2015 году, среди главных обещаний политической силы было возрождение угольной отрасли.
В польском государстве нет политической поддержки ни по возобновляемой энергетике (за небольшим исключением проектов биомассы), ни по низкоуглеродистой перехода. Изменение климата не считается там достаточно серьезной проблемой, этой позиции Польша придерживается и на уровне ЕС, блокируя соответствующие законодательные инициативы.
Вместе с тем эксперты E3G констатируют негативные тенденции в польской угольной отрасли. «Угольный сектор Польши все больше признается неустойчивым. Производительность добычи угля является крайне низкой и сектор углубился в долгах. Согласно прогнозам, добыча падать, как только прекратятся субсидии для антрацита, а буроугольные шахты истощатся», – говорится в аналитическом документе организации. В самой стране все громче становятся голоса Национальной ассоциации работодателей, которыми она призывает политиков развивать экономические альтернативы, пока угольный сектор не привел к прогнозируемому коллапсу.
Дюфор противопоставляет Польши Чехию. В последний заметными стали положительные изменения, хотя на уровне ЕС она вместе с партнерами по блоку солидарно противостоит климатическим нововведением. «Чешская Республика становится более прогрессивной в результате внутренних сдвигов. Наибольшая и самая влиятельная компания СEZ диверсифицирует свой энергетический портфель в направлении возобновляемых источников, энергосбережения и атомной энергии», – заявил он.

Світлина від Благотворительный фонд UWF.
Государственная компания СEZ, которая отвечает за производство около 75% электроэнергии, имеет внутренний план поэтапного отказа от угля и активно рассматривает варианты инвестиций в сектора с низким уровнем выбросов. Компания оказывает существенное влияние на политику правительства и активно поддерживает сильную систему торговли выбросами ЕС, поскольку от повышения цены на СО2 выигрывает ее неугольный портфель. Компания эксплуатирует АЭС и ищет пути повышения рентабельности недавно построенных газовых электростанций.
С другой стороны, для «зеленого» развития Чехии мешает длительная зависимость от угля. В случае отказа от «грязного» топлива возникнет социальная напряженность как среди работников отрасли, так и среди малообеспеченных слоев населения, которые привыкли отапливать дома субсидируемым топливом. Общество также не является сторонником идеи государственной поддержки возобновляемой энергии после скандала вокруг «зеленого тарифа», который имел место в 2005 году.
Тем не менее, эксперты E3G считают, что Чешская Республика имеет высокий потенциал для развития с низким уровнем выбросов среди стран Центральной и Восточной Европы. «Ее возможности по инновациям и R&D, как местных компаний, так и с иностранным капиталом, является исключительным по сравнению с другими странами региона. Нормативно-правовая база для инвестиций и инноваций является слабым, но есть большой потенциал для использования технологий с низким уровнем выбросов углерода», – резюмируют авторы справки об энергетической политике Чехии «Политическая экономия низкоуглеродистой перехода».
Вместе с Венгрией, Чехия надеется получить выгоды от перехода к климатически дружественной экономике, ведь указанные страны в последнее время немало инвестировали в этот сектор. В Глобальном индексе инноваций 2016 Чехия и Венгрия заняли 27 и 33 место соответственно из 128 стран мира, что делает их самыми инновационными среди экономик Центральной и Восточной Европы. Польша в этом рейтинге оказалась лишь на 45 месте, а Украина – на 56.
Венгрия разделяет польские взгляды на климат и энергию, но не благодаря похожим убеждениям, а в обмен на поддержку Польшей других дискуссионных вопросов, таких как миграция или бюджетная политика. Кроме этого, страна не привыкла считать, что ее экономика имеет высокую углеродную емкость, хотя в целом это верно, по сравнению с другими странами Вышеградского блока (224 кг н.э. на каждые 1000 евро ВВП в 2015 году, средний показатель ЕС-28 – 120 4 кг н.э.).
Энергетическая стратегия Венгрии и ее планы низкоуглеродистой развития в значительной степени зависят от атомной энергетики, которая производит 60% электроэнергии. Правительство страны планирует увеличить атомную долю в генерации путем строительства еще одного энергоблока на АЭС Пакш, что усилит ее энергетическую зависимость от России.

Світлина від Благотворительный фонд UWF.
Хотя тема климата редко вызывает политические дискуссии в Венгрии, однако именно эта страна Вышеградской четверки считается наиболее климатически уязвимой: в повседневной жизни почти 80% венгров утверждают о ощутимое влияние климатических изменений на их жизнь. В частности, существенный риск представляют тепловые волны и наводнения.
В то время, когда внутренняя политика в основном тормозит развитие возобновляемых источников энергии, единственным влиятельным игроком в этой сфере остается ЕС. Венгрия разрабатывает свое энергетическое законодательство, чтобы привести его в соответствие с требованиями европейского законодательства, в том числе – Директива о возобновляемых источниках энергии или Директива об энергоэффективности, хотя и здесь стране не хватает упорства и амбиций. На этом фоне интересным является тот факт, что Венгрия первой среди других членов ЕС ратифицировала Парижское соглашение.
«Страны Вышеградской группы имеют нестабильное и нечеткое политическое поле для низкоуглеродистых возможностей», – отмечает Дюфор. Она обращает внимание, что кроме климатических проблем, то распространенными и острыми возникает вопрос загрязнения воздуха, а также энергетическая бедность.
Венгрия один из неутешительные показателей энергетической бедности среди стран ЕС. От топливной бедности, когда на отопление жилья бытовой потребитель должен тратить более 10% своих доходов, страдает 40% венгерских домохозяйств. В среднем тратят более 20% доходов на оплату счетов за энергию.
Общие проблемы стран Вышеградской четверки заставляют местные органы власти создавать планы, предусмотрев в них сокращение выбросов, рост энергоэффективности, использования возобновляемых источников энергии. А не схожие проблемы возникают в Украине, когда традиционная энергетика оппонирует развития возобновляемых источников? Или когда субсидии на ископаемое топливо только способствовали распространению энергетической бедности среди населения? Хотя национальные политики остаются в основном неблагоприятными низкоуглеродистой развития, прогресс "на местах" делает ощутимыми преимущества борьбы с изменением климата и увеличивает поддержку граждан и городов. Украина вместе со странами Вышеграда может быть в одной лодке и двигаться в общем направлении. А вот будет ли он тонуть, или уверенно идти с парусами и еще и с попутным ветром – покажет время.
Источник: bellona.org



Смотрите также: