2021-01-22 13:25:50

Владимир Костерин: здоровье людей – приоритет государства?

19 января 2021 года состоялось заседание в комитете экологии Верховной Рады Украины, посвященное вопросу сокращения выбросов от крупных сжигательных установок. Речь шла о Национальном плане сокращения выбросов (НПСВ), который Украина в лице Минэнерго согласовала с нашими европейскими партнерами еще в 2012 году.

По содержанию обсуждения – очень часто повторялось слово «нереалистично» со стороны работников Министерства энергетики, депутатов и спикеров, делегированных энергокомпаниями. По их мнению, выполнение плана в намеченные сроки неподъемная задача. При этом отбрасываются точки зрения экспертов, которые считают НПСВ достижимым. И, я поддерживаю их позицию, что обязательства можно выполнить, для этого есть достаточно технологий и возможностей привлечения финансовых ресурсов.

Министерское «нереалистично» – заангажированный или непрофессиональный подход.

Напомню классика военной науки Клаузевица: стратегия всегда связана с выбором такого распределения ресурсов и решений, который позволит добиться нужной цели. Необходимо выделить главное и не подменять им второстепенные задачи. В национальных интересах, главным должно быть здоровье и продолжительность жизни людей, и это первоочередная сфера ответственности государства.

Например, возможна замена манёвренных угольных мощностей, создающих экологические риски – на газовую и биогазовую когенерацию, а также используя накопители атомной электроэнергии в промышленных и частных системах. В том числе, и в электромобилях, и электробусах, когда в часы пик они могут отдавать электроэнергию в сеть, а во время избытка электроэнергии в сети заряжаться.

Если посчитать суммы дотаций на угольную отрасль за годы Независимости Украины, то энергия на базе угля для украинских потребителей золотая. Разве доходов от «Роттердам+» за пять лет президентства Порошенка недостаточно, чтобы проводить модернизацию теплоэлектростанций?

Если у предприятия нет собственных денег, и оно не в состоянии привлечь инвестиции и по какой-либо другой причине отказываются выполнять НПСВ, то государство должно национализировать предприятия и провести модернизацию за деньги бюджета или привлечь инвесторов, и повторно продать эти объекты.

Решением КМУ от 13 марта 2018 года №428-р, был утвержден План мероприятий на 2018 год относительно внедрения Нацплана, согласно которому было определено 7 пунктов, сроки и ответственные центральные органы исполнительной власти. По факту ничего не было сделано и никто не понес ответственности (!).

Далее Кабмин Гройсмана в июле 2019 года (при участии министра энергетики Насалика и министра экологии Семерака) в интересах собственников ТЭЦ/ТЭС отсрочил выполнение НПСВ на 2-5 года, которое касалось 21 из 90 установок. Это решение не выходило за период 2028-2032 года, но было принято с грубым нарушением экологического законодательства Украины, – так как не была проведена Стратегическая экологическая оценка проекта. Тем самым, сохранили объем выбросов и нагрузку на здоровье людей.

Нет описания фото.

В 2020 году представители теплоэнергетики предложили еще раз перенести сроки модернизации крупных сжигательных установок с 2033 на 2038/2043 года. Что и стало основным пунктом расхождения между участниками дискуссии в комитете Верховной Рады (19 января 2021 года). Министерство энергетики обосновывало отсрочку тем, что «у предприятий нет денег» вместо того, чтобы отстаивать интересы граждан страны.

Также нужно учитывать, что налог на СО2 в Украине самый низкий в Европе и если его привести хотя-бы в половину от европейского уровня, то этих денег хватило бы на модернизацию всех экологически опасных предприятий страны.

Украина является членом Энергетического Сообщества и участницей Договора об ассоциации между Украиной и ЕС с февраля 2011 года, что предполагает обязательство придерживаться положений Договора. Поэтому прежде, чем прикрываться «нереалистично» и «нет денег» Министерства и профильные комитеты (экологии и энергетики) обязаны предоставить еще на вчера стратегию и тактику (планы) на обеспечение экологической и энергетической безопасности Украины.

Напомню, многие страны обозначили 2050 год как дедлайн по достижению углеродной нейтральности. Это вопрос технологической конкуренции, инвестиционной привлекательности и глобальной безопасности.

Адаптация к климатическим изменениям — это также вопрос экономической политики.

Ретроградная либо заангажированная позиция Министерства энергетики только усугубляет энергокризис и становится преградой экомодернизации Украины. Слабая позиция Министерства экологии выглядит как неготовность выполнять свое главное предназначение. В свою очередь, неэффективная работа правоохранительных органов дает возможность предприятиям-загрязнителям чувствовать себя безнаказанно.

Когда собственники энергопредприятий прекратят финансировать депутатов, чиновников, прокуроров, судей и всякого рода лоббистов, тогда и будут средства для установки фильтров, систем очистки и т.д.

Вопрос по социальной защите сотрудников предприятий требует отдельного рассмотрения, но он не должен быть преградой для устойчивого развития Украины.
Сейчас 2/3 населения Украины проживают в условиях повышенных техногенных и экологических рисков, что создает нагрузку на социальный бюджет и уменьшает доходную часть страны из-за низкой продуктивности людей, подвергнутых постоянному экологическому "геноциду".

Поэтому, надо напомнить власти о гарантированном Конституцией Украины (ст.16, 50) праве граждан на безопасную для здоровья и жизни окружающую среду.